Подписывайтесь на нас в YouTube и социальных сетях:

"Бойся равнодушных – они не убивают и не предают, но только с их молчаливого согласия существует на земле предательство и убийство."

Роберт Эберхардт, персонаж романа Бруно Ясенского "Заговор равнодушных"

Приглашаем ТОСовцев принять участие в ТОСовском походе «Дорогой славы комсомола»

Еще одно жуткое напоминание.


df jk

klo hj

На одном из полей Новорогачинского городского поселения в земле найдены фрагменты советского самолета, сбитого в воздушном бою в ходе Сталинградской битвы.

 

В Волгоградской области давно и успешно работает общественная организация «Поиск», а в рамках этой организации – поисковый отряд «Сталинградский рубеж», на счету которой десятки, сотни возвращенных фамилий солдат Великой Отечественной, многие годы считавшихся пропавшими без вести.

Вот и в очередной раз поисковики-разведчики проведали о том, что в Новом Рогачике живет  старик, который в годы войны видел, как на поле, чуть не на границе земель двух колхозов, был сбит и упал советский самолет. И даже спустя более полувека он помнил это поле!

Старик вскоре умер, но рассказ его был записан. А отряд «Сталинградский рубеж» начал подготовку к экспедиции.

Сегодня поисковики, если они не черные следопыты, вооружены современными приборами, способными «видеть» на глубину в несколько метров. Они-то и помогли точно обнаружить довольно крупный объект. Несколько часов изнурительной работы под немилосердно палящим солнцем, и штыки лопат заскрежетали о металл. Самолет! Это было ясно даже под спекшимися комьями глинистого грунта.

Стоп. Давайте уточним. Фрагменты самолета. Самый большой, судя по всему, был мотором. Командир группы Дмитрий Наумов отправился в администрацию Новорогачинского городского поселения, чтобы попросить подъемный кран. Своими руками поднять на поверхность остатки боевой машины, пролежавшие в земле почти на трехметровой глубине (!) около семидесяти лет, никакой возможности не было. 11 августа в час пополудни автокран, поднимая чудовищные клубы пыли, отправился за тридцать с лишним километров от поселка, к месту крушения самолета. А следом за ним – несколько автомобилей с новорогачинцами, среди которых был участник Великой Отечественной войны Иван Егорович Игнатенко, в послевоенные годы работавший авиационным механиком. Его мнение было особенно важно.

…Возле разверстой ямы громоздились обломки оплавившейся обшивки, кое-где сохранившие зеленый цвет, куски проржавевшей пулеметной ленты и еще непонятно что. И еще, и еще… А в дно ямы практически вертикально упиралось то, что когда-то было мотором.

- Мать честная, да он же как метеорит падал, - воскликнул кто-то из находившихся рядом с вашим корреспондентом. – Это как же нужно было врезаться в землю, чтобы нос самолета оказался в трех метрах от поверхности земли!

- А останки летчика нашли?

- Вот, только это, - глухо произнес Дмитрий Наумов. – И показал, что удалось обнаружить. Действительно, «только»…

- Я думаю, - на секунду задумался командир, - человека просто разорвало при взрыве. Да и огонь… Но мы еще будем искать.

В пятидесяти метрах от раскопок стояли два «Кировца» с культиваторами. Механизаторы Вячеслав Соколов и Павел Голавский, которым завтра-послезавтра на месте крушения придется обрабатывать пары, стоя возле ямы, наблюдали за происходящим.

- Да мы здесь постоянно натыкаемся на военные «сюрпризы». Даже снаряды попадаются, - горько усмехнулся Вячеслав.

- Ага, - согласился с ним Павел.- Порой становится не по себе. А ну как рванет?!

Между тем по совету Ивана Егоровича Игнатенко поисковики и приехавшие новорогачинцы внимательно разглядывали каждую деталь – в поисках заводской маркировки.

- Все сюда! – крикнул кто-то. - Смотрите, кажется, это магнето. Вот…ПР-46…дальше не разобрать. Полей-ка водой…да, точно, ПР…

- Ничего, специалисты разберутся. В крайнем случае криминалистов попросим…

Найти маркировку или знак ГОСТа – огромное дело. По ним можно определить авиационный завод, на котором был собран самолет, потом по архивным документам – полк, куда была отправлена машина. А дальше станет ясно, где полк воевал, кто летал на этом самолете. И чьи останки подняли поисковики…

Споры разгорелись вокруг того, что за машина.

- Истребитель.

- Для истребителя мотор крупноват. Штурмовик?

- Иван Егорович, а вы как думаете?

- Трудно сказать. До такой степени искореженного железа, честно признаться, видеть не приходилось. Возможно, истребитель. Да, скорее всего он.

- А вы обратили внимание, что практически все обоймы заполнены патронами? Видимо, летчик был убит уже в воздухе, потому и не успел расстрелять боезапас. И самолет падал абсолютно неуправляемо.

- Вероятно. Убедительная версия.

На то, чтобы поднять из ямы мотор и нос самолета, ушло почти три часа. Долго? Это как сказать. Мотор врос в землю, и его нужно было сначала раскачать, чтобы оторвать от поверхности. Попытка крановщика сдвинуть с места спрессованную махину окончилась неудачей – лопнул трос. Несколько человек как по команде повернули голову в сторону «Кировцев».

- Мужики, а давайте попробуем трактором рвануть, - предложил заместитель главы поселковой администрации Иван Барановский. – Может сработать…

Пока обсуждались перспективы нечаянной помощи, Павел Голавский и Вячеслав Соколов уже снимали культиваторы с одного из тракторов. Никаких просьб дожидаться они не стали. Все понимали без слов.

И у них получилось!

А потом – опять черед автокрана. Час ушел на то, чтобы придумать, каким образом захватить бесценную находку, чтобы вытащить ее наверх. Аккуратно, очень осторожно работал крановщик. Все затаили дыхание. Как в замедленной съемке возвращалось в мир забытое, неизвестное, когда-то убитое…

Четыре алые розы, положенные на то, что когда-то было сердцем самолета, смотрелись сначала странно, а потом ясно и понятно. Все правильно. Все так и должно быть…

- Вы еще долго тут пробудете?

- Пока поработаем, - уверенно заявил Дмитрий Наумов. – Видите, под мотором что-то находится. Кажется, это фрагменты винта…

Новорогачинцы уже собирались домой. Автокран, натужно рыча, вновь поднял на дороге тучи пыли. Все устали до чертиков, намаялись на жаре. Но возвращались довольные. Сделано большое, важное и доброе дело.

- Да, и обязательно напишите о том, что мы выражаем глубокую благодарность заместителю главы администрации Городищенского района Наталье Александровне Цветковой, заместителю главы администрации Новорогачинского городского поселения Ивану Дмитриевичу Барановскому, председателю поселкового Совета депутатов Виктору Дмитриевичу Харитонкину. Напишите, даже если они из скромности станут возражать! – Голос Дмитрия Наумова как-то сам по себе затвердел. И сразу стало понятно, что лучше не спорить.

А вот еще благодарность. От новорогачинцев. Директору завода объемно-блочного домостроения Петру Ивановичу Егорову, без разговоров – посреди рабочего дня – предоставившего поисковикам автокран. И, конечно, крановщику Ивану Николаевичу Бондаренко.

Рабочие у вас на предприятии, Петр Иванович, – высший класс!

На том и закончим.

 

Людмила МИХАЙЛОВА.